батя

(no subject)

***

То солнышко светит, то дождик прольёт,
Чтоб каждая капля отдельно,
На тихой скамейке гармошка поёт
Задумчиво и безыдейно.

Каштанами пахнет зелёный бульвар,
И песенка с видом нехмурым,
Как пчёлка с цветка, собирает навар
И смотрит на вещи с прищуром.

Трамвай дребезжит, расцветает сирень,
Любуется пташка на пташку,
И женщины в шляпках идут набекрень
И в лёгких плащах нараспашку.

Поёт, над собой усмехаясь, душа,
Всё сразу про мир понимая,
Что жизнь безнадежна, что жизнь хороша,
Как тёплые волны Дуная.

20.1.20
батя

(no subject)

***

Святая душа изумлённо тиха,
Глядит на других и не видит греха,
Ох, чудо какое, ведь до одного
Спасутся все, кроме меня одного.

Все души святые и боги почти,
И всем поклонись до земли и почти,
А что до спасательной шлюпки какой,
То всем места хватит, он машет рукой.

И с толком всю ночь на борту мельтешит,
Всех в лодку подсадит, кто выжить спешит,
Детишек, собачек, мамаш и отцов,
Оркестр, капитана в конце уж концов.

Куда мне, смеётся, всем ангела в путь,
Мы так уж, потом, после всех как-нибудь,
Каюты проверит, не жив ли кто где,
Вздохнёт и за лодкой пойдёт по воде.

16.6.18
батя

(no subject)

***

Как бедности беленький воротничок,
На серую форму пришитый
Заботливой мамой, как детский сачок
Из марли, сучок, им накрытый,
Как фартук на школьнице, бант в волосах,
Крахмальный и праздничный воздух –
Так первый снежок на прозрачных кустах,
На крышах и веточках острых.

Встряхнула над миром подушку, мешок
Весёлая матушка в небе,
И выпал прекрасный крещенский снежок,
И соль проступила на хлебе,
Нарядная бедность обвила сады,
Ограды присыпала, горы,
И вот уж бегут врассыпную следы,
Как вечером дети из школы.

18.1.20
батя

(no subject)

***
Твой друг, поэт, обитель приготовил
Себе заранее в потустороннем мире,
И здесь устал, и написал до точки
Всё то, что был обязан написать.
Его не стало – горевали все,
Никто не удивился. К областям заочным
Давно во снах дорогу проложил
И словом, и отсутствующим взглядом,
И умерших знакомых окликал,
И пел живым во мгле, у изголовья,
Склонясь над этой жизни колыбелью.
И кажется, что у звезды далёкой
Как у степного дикого костра
Он в сумерках сидит и вяжет косы
Из кожаных ремней, и вяжет песню,
Без слов мычит, не размыкая уст,
Как здесь, бывало...
...................................... Ты же
На небе себе дом не собирал,
И скоро уходить не собирался,
Смерть так не шла тебе, как с чуждого плеча
Пальто не по размеру или участь.
Всё чудится – разданется звонок,
Или монеткой стук в окно, не в двери,
Ты где-то здесь остался между строк,
Уехал в Армавир, по крайней мере,
Ты весь из ветра, мокрого снежка,
Который можно в воздухе потрогать,
Из шутки, из короткого смешка
Над шуткой, над собою, словно локоть -
Нет ближе, а достань тебя, поди,
И нам самим в бессмертной сфере высшей
Дом из стиха, из музыки в груди
Тебе сложить, под камышовой крышей.
17.1.20
батя

(no subject)

***

Почти что вслепую, на запах жилья,
Дороги, прохладного снега,
На свежий простиранный шорох белья
И света, плывущего с неба,
На шелест прохожего, скрип башмаков,
На взгляд проницательный с ветки
Синицы, движенье ресниц, облаков,
На шип растворимой таблетки,
На пляску пылинок в луче из окна,
На площади в снежной попоне,
На пламя словесное в чреве псалма
И детскую липкость ладони,
На всё, что беззвучно позвало «я тут»,
На голос неслышимый горна -
Стихи как по дикому полю идут,
В снегу утопая по горло.

16.1.19
батя

(no subject)

***

Всё своё, ничего неохота,
Мама-плюшки-опять пирожки,
Покупное, казённое что-то
Так хотелось, уйти за флажки,
Чтоб на масле дешёвом прогорклом,
На вокзале, у тётки с лотка,
Дух свободы почувствовать с толком,
От чужих и отрава сладка.

Цену мальчик узнает в итоге
Тем домашним своим пирожкам,
Он узнает о жизни и Боге,
Вспять по крошкам пойдёт и стежкам,
По невидимой лестнице в небо,
По ступеням, теряющим вес,
Чуя запах домашнего хлеба,
Воздух рая и ветер с небес.

15.1.20
батя

(no subject)

***

Самой души не пощадят,
Втолкнут в вагон прикладом в спину,
В ведре притопят как котят,
А что жалеть её, скотину.

Се человек, твои права,
Синайский поп, не буди лихо,
Молчи, профессор, ты - трава,
Есть взглядом землю - и чтоб тихо.

Вся эта правда, этот сон,
Вся эта жизнь без пробужденья,
Тот никому неслышный звон,
Звенящий с самого рожденья.

Младенец спит и видит сны,
Летят вагоны, длятся звуки,
И тени тихие из тьмы
К нему протягивают руки.

13.1.20