November 17th, 2020

батя

(no subject)

ТРУБЧАТАЯ КОСТОЧКА

Зимние окна смотрели на Таврический сад, в доме потихоньку ужинали, а Дели лежала рядом на полу и не выражала интереса к пропитанию.
Знала, что в конце концов достанется коробочка от йогурта или сметаны - облизать и поиграть.
Это было святое - коробочки принадлежат Дели.

Деля - золотой ретривер, вижу я её первый раз и вообще ещё не знаком с этой породой.
Она невозмутима. Она не лает, то есть не брешет попусту, во всяком случае голос Дели мне не знаком.
Она точно знает свои служебные обязанности - спасать, сопровождать и оберегать порученного ребёнка.
В Таврическом саду краснощёкий маленький Елик катался со снежной горки на пластмассовой красной пластинке.
Деля провожала его в путь на вершине горы, потом бежала рядом со скользящим с горки мальчиком, не спуская глаз - и встречала его внизу.
Если ей казалось, что какой-то ребёнок подошёл к её мальчику слишком близко - Деля вставала между детьми.
Елик не всегда мог поиграть с теми, с кем хотелось, и порой капризно отталкивал варежкой собаку, но, в сущности, смирялся несвободы и гордился Делей. Он единственный гулял в парке с «дядькой», со своим «фирсом», оставшимся при хозяевах по верности и любви…

…И Лёша знакомил меня постепенно с Делей - показывал, с кем мы имеем дело.
«Хочешь фокус покажу? - спрашивает.
«Покажи…»
И Лёша берёт с тарелки куриную голую косточку и протягивает собаке.
Деля, встав на передние лапы, деликатнейше прикусывает её зубами и замирает, глядя на хозяина.
Просто неподвижно стоит, молчит и смотрит на Лёшу, держит косточку.
«А теперь гляди - будет фокус!» - и Лёша берёт косточку двумя пальцами и легко тянет на себя.
Деля невозмутимо разжимает зубы и отдаёт добычу.
«Ну как?» - спрашивает.
И я, вздохнув, отвечаю:
«Если честно, Лёша - то я в шоке…»
……………………………….

…Чуня никогда не кусался, если что - то отталкивал носом. А легко, воздушно мог куснуть край ладони - только играя, ласкаясь, как домашний котёнок.
Лишь один раз он меня цапнул за пальцы.
Единственные кости, которые были запрещены - трубчатые, птичьи. А именно - куриные. Большие псы перемалывали всё - а пудель мог поранить пищевод острым надколом трубчатой куриной косточки.
И таких костей не давали никогда, наблюдали строго.
В отличии от ретривера - пудель следил за обедом трепеща, глаза и ноздри разинув. Вдруг что-нибудь упадёт?
И - упала у меня со стола голая трубчатая косточка.
Я был молод, почти подхватил бы её на лету - но Чунька был моложе - и опередил мою руку.
И дёрнул я кость уже тогда - когда она была схвачена собакой.
Чунька дёрнул к себе, я к себе, я сильнее, он отчаянней, он в своём праве - добыча его, его собственность теперь.
Я выдёргиваю из острых зубов кость - а Чуня мгновенно кусает меня за пальцы.

«Ого» - стало нарисовано в моих глазах, и без того излишне круглых.
А Чуня… я бы сказал, что он упал в обморок от ужаса, от невозможного, которое произошло. Один инстинкт наехал на другой, пудель не мог и предположить, что он способен на такое.
…И дальше скорее я его стал утешать, чтобы он не придавал такого уж значения - потому что слёзы текли по кудрявым щекам неудержимо и Чуня, завывая, обнял лапками свою голову.
И был прощён, и утешен, и всё позабылось как сон.

Но этот случай стал для нас уроком навсегда - никогда, ни при каких обстоятельствах не пытаться отобрать у собаки еду. Она собой в этот миг не владеет.

Кроме - Дели, золотого петербургского ретривера.
батя

(no subject)

***

Несёшь домой батон из магазина
И по пути нет нет да отщипнёшь
Хрустящей корки - нет, невыносимо
Не отщипнуть, терпеть, пока дойдёшь.

Горячая горбушка, только с пыла,
Из булочной, с поддона из досок,
И думаешь сказать - что так и было,
А лучше - воробьям скормил кусок.

Отец придёт с работы ровно в восемь,
Тень наползает с нижних этажей,
И пахнут хлебом вечер, воздух, осень,
Удары по мячу у гаражей.

Всё пахнет хлебом - жизнь и совершенство,
И музыка, и каждая строка,
И совестно, и таешь от блаженства,
И снова к сумке тянется рука.

17.11.20