Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

батя

(no subject)

ПЕТЯ



Однажды приехал сам по себе незнакомый парнишка на велосипеде.

Сам по себе - потому что без намерений и неизвестно откуда, говорит, что с дач от часового завода, мы там никого не знали, их участки в другую сторону от станции, от нас несколько километров.

А если появлялись незнакомые ровесники - то вечерами, большой толпой, чтобы бить городских, то есть нас.

Иногда из деревни приезжали на мопедах по-одиночке, стрельнуть сигарету и похвастаться. Один раз деревенский брюнет с хохолком по кличке «Атаман» на чёрной лошади прискакал в тумане, это он за старшей Лятуновской так ухаживал.



А Петя материализовался словно из летнего воздуха, с облака упал.

Наш ровесник, лет пятнадцать, худой и высокий, волосы словно солома и вид как у русской куклы на варежке, у Петрушки.

Типа Олега Попова или балалаечника Архиповского.

Нос картошечкой, веснушки, на голове соломенная рыжеватая крыша, голубые глаза умные - а вид смешной.

И весь складный, как из одного куска вещества, как Буратино из одного полена.

Да ещё имя - Петя. В конце 50-х очень редко старые имена давали, Вань, Степанов и Петров почти не бывало. Мы нейтральные имена носили, Сашки да Маринки.

А тут вот он - Петя, как из мульфильма…



Мы валялись с краю поляны у футбольного поля, в очко или в шахматы играли. 
В тени, на выезде с лесной дорожки показалась соломенная голова, прозвенел велосипедный звонок, а потом приблизился и сам, остановился рядом и спрашивает - хотите с фильтром? у меня пачка «Явы» есть…

И угостил всех желающих, мы-то экономили, Приму да Плиску курили.
Ничего, я тоже посижу? - и сел рядом на круглое бревно.

Выглядел мальчик - просто прелесть что такое, словно кадр из фильма. 
Каждому, кто впервые попадал в нашу дачную компанию - хоть какое-то время было необходимо, чтобы внушить доверие, чтобы к имени, к виду и голосу привыкли.

Неизвестно же, кто такой и зачем? - может быть, это наводчик, разведку выслали - изучить слабые места, высмотреть, что бы такое своровать или кому бы в лоб дать.

И все мы, учёные горьким опытом - были недоверчивы.

А Петя запомнил все наши имена мгновенно, не успел комар уколоть - уже в карты с нами играет на спички, партию в шахматы.

Встали размяться в волейбол - Петя прыгал великолепно, хлопал по мячу всей ладонью, с комическим шлепком, летал как на крыльях и ловко падал на траву, доставая дальний мяч - и никогда не ушибался.

Высокий, чуть костлявый - а в момент соприкосновения с травой успевал складываться в комок, в рыжий шарик и дальше катился по инерции, ни одного острого угла.

И всё делал - как в шутку, умело - а немного как на сцене. Словно под лучом осветительного прожектора и объектива оператора.

Или же - под взглядом Бога.



Это было не сразу понятно - а ведь Петя не ругался, не произносил матерных словечек даже хохмы ради, для анекдота, ни про кого не говорил дурно, подшучивал только над собой - ни над нами, ни над теми, про кого рассказывал, кто у них на дачах от часового завода живёт.



Через несколько лет подрос Захар, был принят сразу в общий круг - и у нас завёлся свой собственный соломенный пучок солнечных лучей.

А ещё через много лет и совсем свой домашний Петя родился, Пётр Андреевич.

И я забыл почти про того, про первого Петю с часового завода.

Никто так и не узнал точно, откуда он возник и куда потом исчез, адреса не спросил и не оставил.

Зажмурюсь - вижу как живого.

Словно соломенный ангел соткался однажды из летнего воздуха, из горячего солнечного луча и зелёного шелеста берёзок - и растаял…



15.5.21